Десять процентов. этим


Десять процентов.

Этим числом приветствовал моё пробуждение телефон. Тебя ж на зарядку ставили, шакал! Что творишь-то, чёрт? Ответом стал повторный гром Адских колоколов ансамбля AC-DC, что служил будильником. Пора.

Ничего не успевал, всё наперекосяк шло. Зубная паста мимо в раковину; щётка после пары движений тоже вон изо рта и руки в сортир, собака; штанины брюк будто вместе сшили; рукава рубашки точно у смирительной дурдом во всей красе, твою мать! Кофе, разумеется, пить уже некогда.

Форсирование Рубикона пробежка до метро. Лавирование между просыпающимися на ходу прохожими, которые медленно (специально что ли?!) ползут по тротуару, резкие ускорения на мигающих светофорах. Форы нет, а опоздание не включено в список поощрений. Мимо, как в песне Питкуна, проносились, но не лимузины с витринами, а первые маршрутки и доски объявлений. Скидка 10% на весь товар сулил один из слоганов какой-то компании по производству часов. Вот бы такие скидки не на приборы, а на само время. Минут десять бы так скинуть за прилежное обучение, потому что ни черта не успеваю! Опаздываю.

Стояние на Угре. Утреннее, метрополитеновское, моё. Вжатым в толпу пытаюсь не дышать, не хочу ничего знать о понедельничных запахах попутчиков, благо их плотность сдавливает грудную клетку, не давая и глотка кислорода. Опомнитесь, оголтелые! Уже в подвешенном состоянии, когда ноги оторваны от земли, а за спасительный поручень удаётся держаться всего двумя пальцами, слышу у кого-то в наушниках радио диктором пробивается наружу:

ожидается рост цен на жкх вплоть до десяти процентов, сухим голосом сообщает населению об увеличении налогов ведущая новостного блока.

Казна пустеет, милорд, мысль вместе со мной выносят на перрон. Ну, хоть станция нужная. Последнее, что слышу из удаляющегося наушника Летняя печаль от Ланы. Вот уж действительно грусть, осень же на дворе. Теперь наверх и в институт. Быстрее!

Пока мчусь по ступеням эскалатора (во рту пересохло совсем загнали с этими гонками), мотор мозга, только начинающий работу после побудки, подсовывает новое размышление. О засилье десяти процентов в непрерывном потоке информации сегодняшнего утра. Откуда их столько много?

На улице уже вспоминаю про социологический опрос в группах нашего потока, из-за которого подсознание, скорее всего, и вырвало это число из всеобщей массы. Вопрос был только один: Считаете ли вы себя счастливым? Всего десять человек из ста ответили положительно. А это, как известно

Твою мать! бордюр. Зацепился. И в лужу.

Телефон, на котором хотел уточнить время в сторону. В коленях от удара об асфальт мгновенная боль.

Это от тебя десять процентов осталось! шепчу в подступающей истерике отражению в грязной дождевой воде, последующий крик посылаю бетонному небу. Ну же! Добей!
Так и простудиться можно, незнакомка сразу же берёт под локоть и помогает подняться.

Первое, что приходит на ум: Ангел Смерти всё же спустился за мной. Но спасительница вполне себе во плоти и такая Лёгкая. Не простая, простушка, обыкновенная, а именно лёгкая. Прямо исходит от неё. Кажется, с нашего потока.

Дина, девушка представляется, глядя, как я отряхиваюсь.
Завр, ой, ты дурак: такими шутками за помощь благодаришь?

Смеётся. Тоже легко. Протягивает стакан, когда подбираю телефон (не разбился и на том спасибо).

Кофе будешь? сразу на ты. Опять непринуждённо. Стопроцентный, зерновой.
Сколько процентный переспрашиваю, разблокировав экран.

Там светится состояние заряда аккумулятора. Сто вместо девушки отвечает смартфон. Красавец мой! Спросонья, видать, цифру не разглядел. Улыбаюсь. Она снова смеётся. Редкая для меня утренняя встреча на Эльбе.

Давай до пар тебя доведём, а то так и погибнешь под суровым небом столицы, историк-горемыка, Дина опять берёт под локоть, и мы направляемся в институт.

Что нужно для счастья? спрашиваю сам себя, а девушка прижимается своим пальто к моей куртке сильнее. Тёплый кофе? Нежный смех? Случай на краю психологического срыва? Или…

Мозг же возвращает к воспоминанию об опросе. Да, надо зайти к организаторам, исправить статистику, если ещё не поздно. Правильное число теперь: одиннадцать процентов.