система двоевластия


Завоевания сельджуков (Часть 3)

Сразу после апогея наступил упадок. Для Великих Сельджуков он начался в 1092 г., когда умер Малик-шах. Слабость этих восточных монархий заключалась в отсутствии четких правил наследования трона. Четверо сыновей монарха, Махмуд, Баркьярук, Мухаммед и Санджар были вовлечены в борьбу за власть, что послужило раздроблению государства.

Сразу после смерти Малик-шаха его жена Таркан-хатун захватила всю полноту власти. Получив поддержку со стороны эмиров, она назначила своего четырехлетнего сына Махмуда верховным сельджукским правителем. Таркан-хатун двинулась в Исфахан, где находился второй сын покойного султана от другой жены двенадцатилетний Баркьярук. Таркан-хатун вступила в столицу империи, а Баркьярук, в сопровождении оставшихся ему верными эмиров и гулямов, бежал в Рей. Вокруг него сгруппировались небогатые, но стремившиеся к власти люди. Баркьярук при активном участии рейской знати был провозглашен верховным султаном.

В истории Сельджукского государства впервые появились два верховных правителя: Махмуд в Исфахане и Баркьярук в Рее. Двоевластие продолжалось недолго. В 1094 г. произошла решающая битва между армией Баркьярука и войсками Таркан-хатун. Баркьярук одержал победу и начал осаду Исфахана, где укрылись его противники. Вскоре умерла Таркан-хатун, а затем скончался от оспы ее малолетний сын Махмуд. Баркьярук получил инвеституру на верховную власть от багдадского халифа. Двенадцатилетнее правление Баркьярука было заполнено междоусобицами, ожесточенной борьбой за власть.

Баркьярук, еще в период борьбы с Махмудом, отдал во владения своему сводному брату Мухаммеду область в Азербайджане Гянджу. Укрепив власть в Азербайджане, осенью 1099 г., подстрекаемый своими визирями, Мухаммед двинулся против Баркьярука. Вскоре ему удалось захватить Рей. Мухаммед воссел на трон, а аббасидский халиф не замедлил огласить хутбу с его именем в Багдаде.

Жестокие военные столкновения между сводными братьями случились дважды, с переменным успехом. В результате чего в 1104 г. оба претендента на верховную султанскую власть заключили мирное соглашение, по которому оба брата именовались султанами, но верховным правителем объявлялся Баркьярук; Мухаммед помимо Азербайджана получил северо-западные провинции Ирана, области по Евфрату, Мосул и Сирию.

В процессе междоусобицы прекратились завоевательные походы, в связи с чем уменьшился приток богатств. Тюрки по-прежнему хранили верность племенным отношениям, шиитство доходило до крайности, исмаилиты Аламута ввели в систему политические убийства, которые совершались людьми, опьяненными гашишем гашишинами,  скоро это слово стало синонимом слова убийца. Эти личности создавали государство в государстве, что ослабляло мощь сельджуков.

Между тем в 1092 г. в Северном Хорасане начал активно действовать сын Альп Арслана, Арслан Аргун, который при жизни отца был назначен эмиром Хорезма. Арслан Аргун воспользовался междоусобной борьбой своих племянников и других родичей и приступил к захвату Хорасана. В качестве предлога он выдвинул наследственное право на эту провинцию, которая некогда принадлежала его деду Чагри-беку. Он легко овладел в 1095 г. Мервом, Серахсом, Балхом, Термезом.

В 1096 г. султан Баркьярук снарядил своего сводного брата Санджара в поход на Хорасан против Арслана Аргуна. Арслан Аргун погиб, и Санджар почти без боя овладел Хорасаном, а затем был назначен его правителем.

В 1096 г. начался первый крестовый поход на Ближний Восток (см. Тюрки и Крестовые походы). Кровопролитные завоевания крестоносцев вызвали тревогу и озабоченность в государстве Сельджуков. Баркьярук решил готовить поход на Сирию и Палестину. Но междоусобица не дала возможности сельджукскому султану объединить в поход всех сельджукских эмиров и перейти к решительным действиям против крестоносцев. В 1105 г. Баркьярук умер. Несмотря на временную реставрацию центральной власти при Мухаммеде I (11051108 гг.), после смерти последнего брата Санджара власть себя дискредитировала.

Впрочем, все это не поколебало тюркское могущество. Напротив, в течение всего ХII в. и в начале ХIII в. положение тюрков еще больше укрепилось. Тот факт, что аббасидский халиф Ан-Назар (11881225 гг.) стал независимым властителем Багдада, а в Сирии, затем в Египте воцарилась династия Айюбидов, основанная знаменитым курдом Саладином (см. Султан ислама), в сущности, не имел серьезных последствий для тюркизма.

В царствование Санджара (11181157 гг.), последнего из Великих Сельджуков, достойного носить этот титул (он останется в силе до 1194 г., года смерти Тугрула III), дальневосточные народы, которые долгое время не вмешивались в дела Западной и Центральной Азии, снова вмешались в них косвенным образом.

Кидани, которые разгромили Кыргызское государство Орхона, покорили Северный Китай в 936 г., а в 1125 г. были вытеснены оттуда, забыли о своей китаизации, кстати сказать чисто поверхностной, вернулись к кочевому образу жизни и прошли через всю Центральную Азию под предводительством вождя с китайским именем Елюй Даши (около 11301142 гг.). По пути они покорили Турфан и Кучу, затем вышли к границам Караханидов. В то время те воевали с карлуками Или и кангли тюркоязычным племенем, жившим на северном берегу Арала. Караханиды допустили ошибку, увидев в пришельцах своих возможных союзников. Елюй Даши вошел в Баласагун, сверг местного Караханида и занял его место. После чего взялся за остальных принцев царствующего семейства, захватил Кашар, Хотан, победил правителя Самарканда (1137 г.) и объявил себя гурханом, т. е. ханом конфедерации племен.

Санджар, сюзерен Мавераннахра, не мог сидеть сложа руки: он вмешался и был разбит. Так родилась новая степная империя, но империя буддийская, частично китаизированная, с тех пор носившая имя Kapaкитайская.

Поражение Великого Сельджука Санджара имело широкий резонанс, потому что казалось современникам поражением Ирана и всего ислама, триумфом Китая иными словами, реваншем за битву при Таласе.

И действительно, антимусульманские репрессии, сравнимые с испанской Реконкистой, обрушились на эти, совсем недавно исламизированные земли. (На этом важном этапе в мировой истории мы остановимся подробнее в Истоках Желтого крестового похода). Именно тогда в среде левантийских христиан родилась, а затем распространилась вплоть до Западной Европы вера в таинственного Отца Жана, который должен был появиться в самом сердце Азии, чтобы сбросить ислам, и который несколько позже персонифицировался в образе Онг-хана христиан-кераитов в Монголии.

Последний великий султан сельджуков Санджар был побежден сначала каракитаями в 1141 г., затем балхскими огузами в 1153 г., которые снова наводнили Иран, против него поднялись и другие племена, жившие в Бактрии.

Напуганные огузской смутой, правящие круги Центральной Азии и Ирана стали объединяться в военный блок. Его душой стал хорезмшах Атсыз, тезка завоевателя Иерусалима, тюркский вождь из устья Оксуса, плодородного и процветающего региона, давно исламизированного. Атсыз ваял себе старый титул шаха Хорезма и с неохотой подчинился сельджукскому диктату. Он вместе со своим сыном Иль Арсланом пошел на Хорасан, но безуспешно. В 1156 г. внутренние раздоры предводителей огузских племен помогли Санджару бежать из плена. Находясь в Шахристане, хорезмшах Атсыз узнал о бегстве Санджара из огузского плена и направил ему поздравительное послание.

Освободившись из плена, Санджар послал во все стороны гонцов с призывом присоединиться к нему. В Термезе, где укрепился султан, намечался план грандиозного наступления на огузов силами хорезмшаха, правителей Гура, Систана, Табристана. Одновременно через Атсыза велись переговоры с огузскими вождями. Однако этому плану не суждено было претвориться в жизнь. В конце июля 1156 г. внезапно скончался Атсыз, оставив престол Иль Арслану. В Термезе собрались военачальники. Вместо того, чтобы осуществить план, разработанный Санджаром, они переругались, а потом перебили друг друга. Санджар поселился в своем пригородном замке Андаробе, располагавшемся под Мервом. Шансов на восстановление фактически распавшегося султаната уже не оставалось. Казна была пуста, войско не повиновалось одряхлевшему повелителю. От потрясений Санджар заболел и умер 29 апреля 1157 г. в Хорасане. Началась феодальная междоусобица. Почти тридцатилетняя борьба вождей огузов, хорезмшахов, гуридов Афганистана и других фeoдальных владетелей за обладание Хорасаном закончилась победой хорезмшаха Текеша.

К 1193 г. преемник Атсыза завладел Хорасаном, что дало ему возможность осадить царскую ставку сельджука Тугрула III, законного принца, которого считали узурпатором. Он разгромил его войска около Рая, в пригороде нынешнего Тегерана, и убил его. Сын Текеша, Ала ад дин-Мухаммед (11971220 гг.), выдающийся принц, сполна воспользовался плодами своих предшественников. Он начал войну против последнего караханидского принца, который все еще номинально правил. Это было начало заката империи каракитаев: она, вероятно, была слишком чуждой, чтобы продержаться долгое время. Кроме того, вдали уже появился монгольский призрак. В 1211 г. последнего монарха сбросил с престола его зять, найман Кючлюк, тюрок из Монголии, самый непримиримый враг Чингисхана.

Свои блистательные победы Мухаммед одержал в Восточном Иране. Там, в горах Гур, обитало дикое и гордое иранское племя, в котором исламской была только верхушка, но оно сформировало небольшое сильное государство, известное нам по названию их родины государство Гуридов.

Конфликт между иранцами и тюрками, Гуридами и шахом Хорезма был неизбежен. Он разразился по поводу обладания Гератом в 1204 г. В 1215 г. Ала эд дин-Мухаммед захватил Газни и почти весь Афганистан. Благодаря этому в 1217 г. он осуществил победный поход в районы Ирана, где его с восторгом приняли независимые атабеки. В то время его империя, кроме Хорасана, включала в себя Мавераннахр, Афганистан и почти весь Иран. Он готовился идти на Багдад, но, чтобы выжить, ему приходилось оставаться под защитой неприступных гор. А к востоку от него собиралась самая свирепая в истории буря. И она смела его. И имя ей Чингисхан.

Итак, обозначим основные факторы раскола Сельджукского государства:

 сельджукская правящая династия, после объединения тюркских народов и создания Сельджукского государства, стала опираться на иранскую чиновную и арабскую духовную знать. Сельджукские султаны перестали соблюдать тюркские традиции, огузских вождей больше не вызывали на курултай для решения важных государственных дел, предпочитая правление по персидскому образцу, где шах был единоличным правителем. Все это, в свою очередь, развивало сепаратистские тенденции среди огузских вождей и отделяло султанов от основной массы своих тюркских сородичей;

 объединение всех народов и племен вокруг ислама и на основе этого создание мусульманской империи во главе с халифом не выдержало испытания временем. Халифат распался. Нужна была новая идея. У сельджукских правителей ее не было, и в продолжение прежней идеи о всеобщей мусульманской державе они усилили старую борьбу за чистоту ислама (суннитского направления);

 у огузов, принявших ислам в Сельджукском государстве, тюркские традиции уходили в забвение, национальные чувства притуплялись, заменялись религиозными. Новые поколения теряли свои исторические и национальные корни древней культуры, традиции предков;

 начиная войну с исмаилитским тайным орденом, сельджукские правители не доводили ее до победного конца, а это не только отражалось на престиже государства, но и ослабляло его, так гак исмаилиты запугивали и расправлялись с лучшими сельджукскими воинами. Имам исмаилитов горный старец направлял своих убийц на самых талантливых и энергичных эмиров. Места убитых занимали менее способные, а то и вовсе бездарные. Исмаилиты в этой войне не победили, тем не менее такой целенаправленный геноцид за 50 лет подорвал генофонд и этническую систему Сельджукского государства.